«У меня сын — первоклассник — начал хитрить…»

На вопросы родителей отвечает Елена Доценко, эксперт проекта Tender Bean:

«У меня сын — первоклассник — начал хитрить, чаще положенного торчать в телефоне, постоянно юлит. И это так обидно, хотя всегда был очень бесхитростным и честным мальчиком. Я стараюсь занять позицию доверия, но иногда срываюсь и пытаюсь его подловить».

***
Если ответить коротко: ребенок обманывает, когда это представляется для него самым простым и, как ни странно, безопасным способом либо получить что-то желаемое, либо избежать чего-то отрицательного.

Ребенок боится столкнуться с трудностями или непреодолимыми препятствиями на пути к своему желанию. Придется доказывать, убеждать, выклянчивать. При этом сила желания может быть велика, а вероятность добиться своего в открытую может быть маленькой. Родители, на самом деле, не дадут или не разрешат, не войдут в положение.
Самая частая причина, по которой ребенок пытается скрыть что-то, это страх осуждения, непонимания, неприятия со стороны взрослых, страх негативной оценки, обвинения в чем-либо и в целом отвержения со стороны значимых взрослых.

В том, что мы в какой-то момент вдруг обнаруживаем, что ребенок нас обманывает, нет ничего катострофического и ужасного.
По-хорошему, мы, взрослые, все в разной степени, но, разговаривая с другими людьми, либо что-то приукрашиваем, либо что-то недоговариваем. Хотим казаться лучше, кому-то понравиться. Или хотим избежать возможных проблем. По мелочи мы тоже бывает врем. И, надо сказать, ничего страшного не происходит. Быть все время честным и говорить открыто только правду — это невыносимо тяжело. И наше общество не приветствует прямоту и откровенность. «Немножко врать» — социально приемлемо. Все мы учимся высказывать свои мысли дипломатично. И требуется определенный уровень развития социального интеллекта, чтобы быть в состоянии это делать. Таким образом, в том, что ребенок пытается предположить, что нам будет приятно услышать, есть и позитивный момент — значит его мозг развивается, и он уже в состоянии, во-первых, предположить, что подумает другой человек, во-вторых, может спрогнозировать, ход событий.
Другое дело, когда человек настолько привыкает врать, как Хлестаков, что теряет способность быть честным даже с самим собой.
У человека нет мужества обнаружить себя настоящего, и присутствует сильный страх быть отвергнутым. Человек вынужден все время носить маски, переставая понимать, где же он сам. Помимо того, что он вводит в заблуждение других, он наносит себе самому не меньший вред — ломает себя. Кроме того, у него не формируются другие стратегии и модели поведения, позволяющие добиваться своего. Он не знает, как просить, как формулировать свои потребности, как договариваться и сотрудничать с другими людьми, учитывая и их чувства и потребности.

Теперь давайте копнем глубже и пристально посмотрим, что может стоять за тем, что ребенок нам обманывает?

Часто маленький ребенок юлит или хитрит, когда попросту не знает, как попросить или договориться. А, может быть, он просто не верит, что таким образом от нас можно чего-то добиться — в семье так не принято или у него ни разу не получилось переубедить нас. Давайте зададимся вопросом, насколько велики шансы ребенка изменить наше решение в беседе с нами? Если шансы не велики, и у ребенка уже закрепился негативный опыт, он не будет пытаться напрямую говорить о своих желаниях.
Каждый раз, когда вы видите, что ребенок чего-то очень хочет, подскажите ему, продемонстрируйте, что совершенно нормально высказать свое желание, а затем сформулировать просьбу. Если это связано с каким-то внешними ограничениями или другими людьми, можно предложить договориться. Задача взрослого, проследить за соблюдением договоренностей, не подлавливать ребенка, а действовать доброжелательно и твердо. Ничего стыдного в желаниях ребенка нет, собственно, как и в желаниях человека любого возраста. Понимая и принимая их, мы помогаем ребенку научиться их осознавать. А дальше уже действовать цивилизованно.
Договариваться нужно в спокойном состоянии, когда все готовы друг друга слушать. Родитель помогает ребенку сформулировать желания и проговаривает ограничения в их реализации. Затем помогает сформулировать решение.
Допустим, ребенок хочет играть на телефоне. «Хорошо, сколько тебе будет достаточно с учетом объективных ограничений? Как тебя лучше предупредить об окончании времени игры? Что делаем, если ты переберешь со временем?». Допустим, как вариант, если ребенок играет больше, чем договорились, тогда уменьшается время на следующую игру.

Какие еще могут быть причины?
Ребенок может недоговаривать, пытаться что-то скрыть, если присутствует страх быть непонятым или даже отвергнутым. Уже был негативный опыт. Ребенок боится, что за его желания и поступки его осудят, не поймут, высмеют и будут запугивать последствиями. «Как так можно!», «хватит уже всякую ерунду смотреть», «опять ты со своим телефоном», «ты скоро сам уже в телевизор превратишься», «зубы выпадут от сладкого» — казалось бы, не столь жесткие фразы, но ведут они к тому, что ребенок приходит к выводу, что эту часть себя надо скрывать. Проще сказать то, что устраивает родителя и утаить, тогда не придется испытывать чувства стыда и неприятия.

Маленьким детям очень тяжело принимать любые запреты и ограничения. Если взрослые не помогают прожить отрицательные чувства, связанные с отказом, безучастны, эмоционально холодны, ребенок не может смириться, не может прожить тщетность его желания. Ему эмоционально тяжело и от отказа, и от холода родителя. Тогда ребенок будет действовать в обход ограничений, делать что-то тайком. Особенно, если запрет касается такой области, которая очень желанна для ребенка — сладкое, мультики, игры на планшете-телефоне. Ребенок фиксируется на этом желании, и оно становится навязчивым. В «Чарли и шоколадная фабрика», отец Вилли Вонка, врач-стоматолог, был категорически против любого сладкого и даже кинул конфеты в огонь. Для Вилли это стало травмой, вокруг которой у него образовался панцирь из защит, а контакт с отцом был прерван на много лет.
В семье вообще может быть много запретов, принципов и оценивания. Тогда ребенку ничего не остается, как обходить их.

С раннего возраста ребенок начинает выстраивать свой внутренний мир, в котором он проживает свои чувства, образы и смыслы — это его личные границы. Появляется потребность оберегать их, потребность в своем личном внутреннем пространстве, допускать в который он может на свое усмотрение только тех, с которыми чувствует себя безопасно, которым доверяет. Если ребенок опасается, что проникновение может быть слишком грубым, то он станет оберегать свое внутреннее от лишних ушей и глаз. Замыкается в себе. Требуется особая деликатность со стороны взрослого и уважение к чувствам и мыслям ребенка, чтобы ребенок доверился и вел бы себя с нами открыто.

Часто родители, не осознавая этого, нарушают психологические границы ребенка, пытаясь что-то выяснить, давая оценку, указывая как правильно, реагируя излишне эмоционально. Если в семье принято, что с родителями не спорят, не заявляют о своем раздражении и злости в адрес взрослых, ребенок не может напрямую заявить о том, что родитель нарушил его границы, не может защититься открыто. Тогда ничего не остается, как «наводить туман»и увиливать. В ответ у родителя могут родиться претензии к ребенку, что тот ему ничего не рассказывает, скрытен, обманывает. Ребенок оказывается под двойным давлением — ребенок защищается, а его еще и преследуют, пытаясь «вывести его на чистую воду».

Подводя итог выше сказанному, мы, как родители, прежде всего, должны посмотреть, насколько безопасно ребенку с нами, насколько мы действительно готовы понять и принять его желания и эмоции. Не осудить, не навесить оценок, а помочь ребенку с ними справиться, быть вместе с ним эмоционально, помочь прожить тщетности, помочь выразить свои эмоции, даже если это злость в наш адрес. Самим демонстрировать положительную модель осознания и принятия своих потребностей и эмоций и ответственного к ним отношения, без перекладывания ответственности за них на других.

Елена Доценко, эксперт проекта Tender Bean

Женя Которова Февраль 4, 2016
450 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *